Бузулукская епархия
Оренбургской митрополии Русской Православной Церкви Московского Патриархата
15 августа, 2021

Первомученик архидиакон Стефан: «Господи! Не вмени им греха сего»

После Пятидесятницы и Сошествия Святого Духа на апостолов множество людей обратилось к исповеданию Христа, внемля пламенным речам учеников Христовых и видя сотворенные ими чудеса. Избавившись от мирских привязанностей и уз, они жили сообща, единые сердцем и душой. Поскольку число последователей новой веры непрерывно росло, двенадцать апостолов постановили назначить семерых братий, славных мудростью и исполненных Духа Святого, для помощи апостолам в заботах о повседневных нуждах общины. В первую очередь речь шла о служении во время совместной трапезы и попечении о вдовах и неимущих. Таким образом, сами апостолы, избавленные от материальных забот, могли полностью посвятить себя молитве и наставлению в вере. Тогда же апостолы возложением рук поставили на служение семерых диаконов: Стефана, Филиппа, Прохора, Никанора, Тимона, Пармена и Николая.
Деятельность Стефана, поставленного во главе диаконов, выходила за рамки чисто материальных вопросов жизни общины. Исполненный благодати Духа Святого и наделенный даром чудотворения, обладавший властью говорить, как посланец Божий, Стефан вызывал у окружающих восхищение. Поэтому однажды разъяренные иудеи, будучи не в силах противостоять его доводам, ложно обвинили Стефана в богохульстве и стремлении ниспровергнуть Закон и привели его на суд к первосвященнику.

Стефан бесстрашно предстал перед судьями. Дух Божий, Который Христос обещал ниспослать Своим ученикам, когда им нужно будет отвечать на обвинения, вложил в его уста пламенную речь. Диакон напомнил жестокосердным иудеям о неизменной благости и долготерпении Божием к Его народу и о том, что Господь, верный Своему завету с патриархами, всегда приходил на помощь избранным Своим. Многими чудесами, знамениями, победами, обетованиями, великими откровениями, явленными Моисею на Синае и в пустыне, – на протяжении всей истории Израиля Бог всеми силами стремился оторвать избранный Им народ от привязанности к тварному миру и отвратить его от идолослужения. Но народ продолжал упорствовать. Даже когда на землю явился Спаситель и Искупитель, иудеи не узнали Его.

Сердце Стефана было при этом до того исполнено благодати Божией, что весь облик его стал подобен ангельскому, из уст лились богодухновенные слова, а на его лице отобразилось небесное сияние, какое Сам Господь явил в день Своего преображения. Видя Стефана облеченным в столь неотразимую славу и подобным небесному Ангелу, судьи иудейские пришли в ярость. А Стефан, подняв глаза к небу, воочию узрел Господа во всем сиянии Его славы, которая будет явлена в конце времен, и воскликнул: „Вот, я вижу Небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога“ (Деян. 7: 56). Не в силах стерпеть этого свидетельства прославления Христа, как одного из Пресвятой Троицы и Его телесного вознесения на небо, разгневанные иудеи закрыли себе уши и, набросившись на Стефана, вывели его за городские стены и побили камнями.

Святой мученик встретил смерть с радостью и душевным спокойствием, почитая для себя счастьем последовать примеру Учителя. Каждый брошенный в Стефана камень был подобен ступени, возводившей его к созерцанию вечной славы Христовой, которую он успел засвидетельствовать еще при жизни. Непрестанно призывая имя Господне, святой Стефан при своем последнем издыхании успел произнести: „Господи! не вмени им греха сего“ (Деян. 7: 60, ср.: Лк. 23: 34).

Украсив Церковь драгоценными жемчужинами своей крови, святой Стефан первым ступил на путь в Небесное Царство, проложенный Страстями Господа Иисуса Христа. Своей добровольной смертью за правду святой первомученик стал сопричастником нетленной небесной славы. Мощи его, погребенные благочестивыми людьми, были обретены в 415 году в Кафаргамале священником Лукианом, которому было видение, а затем перенесены в Иерусалим. Там они упокоились в церкви, построенной в честь святого императрицей Евдокией, супругой Феодосия Младшего. Впоследствии драгоценная святыня была перенесена в Константинополь, а частицы мощей святого первомученика Стефана быстро разошлись по всему христианскому миру